Бичеев Б.А.

Дети Неба – Синие Волки

Мифолого-религиозные основы этнического сознания калмыков

Синие Волки. Мифолого-религиозные основы этнического сознания калмыков. – Элиста: Изд. КалмГУ, 2005. – 200 с. 

 

 

Книга посвящена исследованию мифолого-религиозных основ формирования этнического сознания калмыков. В работе использован широкий круг устных и письменных памятников духовной культуры. Рекомендуется для специалистов, студентов гуманитарных специальностей и широкого круга читателей, интересующихся проблемами истории и культуры монгольских народов.

Об авторе

Бичеев Баазр Александрович - кандидат филологических наук, доктор философских наук. 

Заведующий отделом письменных памятников литературы и буддологии КИГИ РАН.

Сфера научных интересов: ойратская (калмыцкая) литература, религиоведение, буддология, философия культуры, история искусства.

Награды: Почетная грамота РАН и Профсоюза работников РАН, 2009 г.

Автор свыше 60 научных публикаций.

От редактора

 

Калмыки, по всей вероятности, являются одним из интереснейших народов в мире. Да и национальный статус их, несмотря на относительную не многочисленность, чрезвычайно высок. Соответственно и этническое самосознание этого народа, на мой взгляд, чрезвычайно самобытно и, претерпевая эволюцию, не подвержено значительным деформациям.

В подъеме национального самосознания не малую роль сыграли и калмыки, и не калмыки. А.С. Пушкин, например, в "Памятнике" завещании – оде самому себе, самые характерные строки посвятил "другу степей калмыку". "Друг" – это очень сильно, ибо представляет собой факт высочайшей нравственной культуры. Если следовать за Пушкиным, то, по ассоциации, можно добраться и до неожиданного диалога – почти без натяжек… Потому что у Пушкина есть строки – "Под небом Африки моей…". Так что он и сам ДРУГ НЕБА АФРИКИ, быть может, ДИТЯ НЕБА. Диалог этот программен, хотя и скромно зашифрован. Но услышать, ощутить его все-таки вполне посильно многим.

 

Вклад свой в национальное самосознание калмыков еще более увеличил – усилил Пушкин своими исследованиями истории Пугачевского бунта. В этом ему помог великий чуваш Н.Я. Бичурин (отец Иакинф) своим классическим обозрением истории калмыков c древнейших времен до настоящего (XX в.) времени. Чуваш не скрывает своего восхищения свободолюбием калмыков. Эту мысль ученого не оставил без внимания и поэт. Может быть просторы степей, свободное пространство и сформировали это свободолюбие как один из важнейших компонентов и чувства национальной гордости, и этнического самосознания.

В свое время, участвуя в создании первого в мире "Этнопсихологического словаря" (М.: Московский психолого-социальный институт, 1999), я был свидетелем в высшей степени заинтересованного внимания, без преувеличения горячего обмена мнениями по поводу калмыков вообще, высокого уровня их самосознания в частности. Позволю себе привести из относительно большой статьи несколько отрывков. Попутно замечу, что немногие народы, в том числе и насчитывающие не один миллион человек, не удостаивались таких обстоятельных статей.

"… С древнейших времен ойраты по своему национальному характеру были по сравнению с монголами более независимыми, сплоченными, самостоятельными, настойчивыми и старательными… Калмыки разработали свою оригинальную систему использования обширных степных пастбищ" – вот вам и дружба калмыка со степью.

"Такие национально-психологические особенности калмыков, как выносливость, неприхотливость, настойчивость, старательность, умение довольствоваться малым обеспечивали успешность жизни калмыков в достаточно трудных природно-климатических условиях. …В психологии калмыков (в их сознании и самосознании ? – Г.В.) в целом сформировались такие черты, как ровное и равное отношение практически ко всем людям, независимо от их пола и социального положения, стремление мирно решать спорные проблемы, в общении и взаимодействии с партнерами и даже оппонентами, ориентация на бесконфликтное поведение, достижение согласия ненасильственными средствами. …У калмыков сформировались и такие качества, как трезвость мысли и рационализм, стойкость к страданиям, неприхотливость, непритязательность, настойчивость при достижении реально существующих целей". Общий вывод "Этнопсихологического словаря" таков: "Калмыки – достаточно своеобразный народ, знание психологии которого позволяет строить с его представителями устойчивые взаимовыгодные и равноправные отношения".

 

Мои длительные наблюдения за калмыками, серьезное творческое содружество с ними, чрезвычайно интенсивная работа с учащейся молодежью, сопровождавшаяся анкетированием, многочисленные пилотажные опросы создают впечатление быстро прогрессирующего национального самосознания калмыков. По моим впечатлениям, такой прогресс в этническом самосознании в Российской Федерации наблюдается не более, чем у пяти – шести народов. А у целого ряда народов, если судить объективно по итогам Всероссийской переписи, наблюдается тотальное падение этнического самосознания, о чем свидетельствуют уменьшение числа национального населения на сотни тысяч: меняют родителей, меняют национальность, переходя к "престижным" нациям.

Без национальной гордости нет и человеческого достоинства: это убедительно доказано в настоящей монографии. Нельзя забывать, что национальный человек – больше, чем просто человек, в нем одном есть черты человека вообще и еще есть черты индивидуально – национальные. Н.А. Бердяев писал: "Можно пожелать братства и единения всех народов Земли, но нельзя желать, чтобы с лица Земли исчезли выражения национальных ликов, национальных типов и культур". Иначе – человечества не будет.

 Есть нечто великое в калмыках - это умение делать событие, дело превращать в событие – символы. Калмыки помнят своих героев, гениев, они – личности – символы. А "Джангар" вобрал в себя все – и дела, и слова – мысли, и героев... Это – опора национального самосознания. Народу нужны маяки, ими являются лучшие представители нации. О народе судят не по низинам, а по вершинам. На это настраивает настоящая книга.

В заключении особо хочется отметить, что проблема формирования этнического самосознания разных народов в научной литературе последних двух десятилетий поднимается довольно активно. Эта проблема имеет не только чисто научное значение, но и политическое, практическое – для гармонизации межнациональных отношений, ухудшающихся из года в год. Национальный менталитет всегда был и сегодня остается особенно важным элементом поиска своего места в полиэтническом и поликультурном пространстве России. Как российские, так и зарубежные аналитики практически единодушны в том, что этнические проблемы сохранят свою исключительную актуальность как минимум в течение всей первой половины XXI века. А я думаю, что – дольше и больше… С этой точки зрения обращение автора данной монографии к теме этнического самосознания калмыков должно только приветствоваться, тем более что это первая, мастерски, талантливо обобщающая работа по данной проблеме в современном калмыковедении.

В работе собран громадный материал, предложена схема рассмотрения этапов формирования этнического сознания калмыков, которая показана в исторической динамике, очень ярко и выпукло. Историко-культурный материал в исследовании представлен корректно и целостно, ориентирован именно на то, чтобы свести в едином пространстве анализа темы философии бытия и существования религиозных и культурно-этнических представлений. Автор главным образом рассматривает проявление самосознания через древние религиозные представления и буддизм.

В целом представленная работа является серьезным, весьма солидным научным исследованием актуальной темы современности, где вопросы идентификации и культурного самоопределения являются весьма важными. Вводимые в исследование новые материалы, несомненно, привлекут внимание не только специалистов, но и читателей интересующихся вопросами культурной истории и современного состояния этничности своего народа.

 

 

 Академик Г.Н. Волков

bicheev_2005a_r.rtf
Текстовый документ 1.9 MB