В. В. Иванова

МИР СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОГО ПО МАТЕРИАЛАМ ТУРЕЦКОЙ ДЕМОНОЛОГИИ

Принципиальное отличие верований устной культуры и верований, зафиксированных в письменном виде, состоит в том, что если первые представляют собой яркие образы, вписанные в мифологему и набор передаваемых ритуальных действий, то вторые проходят определенную обработку, подчиняясь логике языка и логике мышления (дефиниций по признаку противоположности). Они образуют строгую, иерархически организованную систему, теряя образность. Появляется потребность скрупулезно отделять поэтические, сказочные, литературные напластования от самих верований и религиозных представлений. Отдельно необходимо отметить специфику фольклора как исторического и этнографического источника, несущего ценную информацию в своеобразном преломлении. Для работы с такого рода источниками необходимо учитывать элемент «заклинательности», как свойственный мировоззрению архаики. Одним из основных его элементов является принцип «неизображения зла», который проявляется в обязательном правиле не изображать сильного врага и победу зла, боясь подобного рода изображением придать силу реальному злу.

Повсеместно отмечаемый факт сохранения традиционных (архаических) представлений наравне с идеями развитых мировых религий говорит не только о высокой способности народных верований к адаптации, но и об их воздействии на разные сферы духовной жизни человека. За пределами больших городов по преимуществу более приемлемой, естественной и востребованной остается архаичное видение мира. Происходит сращивание различных элементов. Религиозные смыслы обрядов дополняются архаическими, производя сплав верований. В результате многие обряды, оставаясь религиозными по форме, становятся архаическими по содержанию, хотя правомерно и обратное.

При сравнении различных религиозных и мировоззренческих систем прослеживается целый ряд закономерностей в представлениях о мире сверхъестественного, что говорит о специфических стадиях, которые проходит любое общество в познании окружающего мира. Живя в естественных, близких к первобытным, условиях, человек в первую очередь взаимодействует с природными силами и старается повлиять на них. В этой системе отсутствует принятая в развитых ре-

124

лигиях бинарная оппозиция добро-зло1, а соответственно и деление на мир земной, небесный (рай) и подземный (ад). В рамках менее четкой архаической категориальной системы присутствует деление на мир живых и мир мертвых (загробный мир). Однако, когда община численно разрастается, развиваясь до уровня многонаселенных городов, на первое место выходит взаимодействие людей друг с другом, и здесь появляется необходимость выработки четкого свода законов, регулирующих отношения в обществе — выведение негласных нравственных предписаний. Появляется такие важные для развитых общественных отношений понятия, как «мораль» и «грех»2.

Так, трехчастное деление мира, свойственное развитым религиозным системам, присутствовало у тюрок до принятия ислама нечетко — в виде мифа о мировом дереве, разделяющем мир на верхний, средний и нижний миры. Одновременно существовало деление на земной и потусторонний миры, т. е. мир людей и мир духов, которые не отличаются друг от друга ни пространственными, ни временными характеристиками. Мир духов непосредственно связан с так называемым «культом предков». По представлениям, унаследованным турками от веков шаманизма, душа человека приходит из этого второго мира и в него уходит после смерти. Существуют и представления о круговращении душ, когда умирая, душа возвращается в этот мир в новорожденном. Однако в первую очередь прохождение земного пути влияет на положение духа во втором мире. Если человек в течение жизни совершил что-либо, что можно было бы отнести к «пользе» для его общины, то после смерти он переводится в сообщество «предков» или духов-покровителей. Их помощью пытаются заручиться, преподнося подарки (жертвоприношения). Духи регулярно требуют жертв, и чем сильнее они приближаются к человеческому миру, тем большее влияние на него оказывают, и тем большего требуют. После принятия ислама эта вера трансформируется в «культ святых» — почитание людей, при жизни отличавшихся особой святостью и опять-таки принесших пользу, но на этот раз религиозной общине3. А человек, совершивший какое-либо преступление против общины или причинивший ей вред, причисляется к злым или вредным (вредоносным) духам —

125

«нечистым покойникам»4. Так называемые «неупокоенные» души, не завершившие свои земные дела, стремятся вернуться в земной мир и повлиять на него (исключительно негативным образом). Высшим наказанием, уготованным такого рода умершим, является небытие. Даже после принятия ислама остается возможность сохранения верований о способности мертвых влиять на жизнь живых, благодаря тому, что, согласно исламу, души попадают в ад или рай только после Страшного Суда. А до того они как бы находятся в «промежуточном мире», с которым при соблюдении определенных условий человек может взаимодействовать.

Таким образом, помимо давно изученного деления на Верхний, Средний и Нижний мир, появляется и непространственное, вневременное деление на два мира — сущий и сверхсущий. Он отличается и от мифических, сказочных стран духов и джиннов — Перистана или Джиннистана5, и от религиозного деления на бесовский ад для грешников и рай ангелов для праведников6.

Контакт между двумя мирами происходит только в особых обстоятельствах, которые могут быть спровоцированы обеими сторонами. Для осуществления взаимодействия существуют и необходимые особые условия, которые базируются на принципе «порога» — своеобразной границе, при попадании на которую возникает «переходное» состояние, позволяющее двум мирам соприкоснуться. Граница может быть как временной (в том числе и возрастной), так и пространственной. Среди тюрок было широко распространена вера в возможность встретиться с небесными существами в горах (которые представля-

126

лись осями между небом и землей). Такая встреча была возможна только при соблюдении особых условий и только для определенного типа людей (героев), обладающих выдающейся физической силой, умом и покровительством неба. Связь между мирами осуществляли йол тенгри (посланники бога неба Тенгри, младшие божества). Упоминания о них встречаются в «Ырк битиг» (притча II) — «бог путей на пегом коне» и «бог путей на вороном (коне)». Первый дает человеку кут (душу или жизненную энергию), второй — устраивает государство (эль)7. Роль посредников между мирами могли выполнять и шаманы, а позже колдуны и частично знахари. Для Турции таким посредником является оджаклы (кузнец) — человек, за которым признается роль знахаря и врачевателя, причастный к оджаку (очагу).8

Несмотря на богатую и широко разработанную демонологическую систему у турок, влияние ислама в Турции настолько сильно, что любой представитель сверхъестественного мира, будь то домовой (эв бекчиси), пери или русалка (су кизи) именуется «джинном», так как в Коране говорится о существовании и происхождении джиннов. Вера в джиннов продолжает существовать как неотъемлемая составляющая повседневной жизни в различных частях мусульманского мира9. Однако, несмотря на их повсеместное и постоянное невидимое присутствие, контакты с ними признаются редким и исключительным явленном, так как мир джиннов (потусторонний мир) отделен от мира людей. Джинны могут видеть людей, оставаясь невидимыми человеку10. Для того чтобы взаимодействовать с миром людей, джинны меняют свою форму, принимая внешность человека, животного или вещи11. Однако сама встреча возможна только в определенных местах (углы комнат, пороги дверей, границы между полями) и в определенное время. Джинны отдают предпочтение тем местам, где чистота сомнительна: рядом со свалками, урнами, а также в грязных и сырых местах, напри-

127

мер, в ванных комнатах и на кухнях12. Периоды перехода имеют все свойства порога, границы между двумя пространствами, где встречаются антагонистические принципы: границы между временами года, границы между днем и ночью и т. д.

Особенно подвержены влиянию мира духов люди еще не устоявшегося (в том числе и социального) положения, «зависшие» между какими-либо состояниями: только что родившиеся (в течение 40 дней), в период болезни, находящиеся между жизнью и смертью, вступающие в брак (умирающие для прошлой жизни и рождающиеся для новой), переходящие из одной возрастной группы в другую.

Помимо описанного способа контакта джиннов и человека, существует и второй — вхождение джинна в тело человека (так называемая «одержимость»). Показателем этого служат ночные кошмары, головокружение, слабость и различные болезни. Главное значение в определении участия или неучастия джиннов имеет мнение потерпевшего. Если он считает, что у происшествия другие причины, то фактор влияния джиннов вычеркивается. Если же выздоровление проходит тяжело, потерпевшего преследует неудача или его самого терзают сомнения об участии джиннов, то эта причина может быть признана наиболее вероятной. Для того чтобы человеком овладели джинны, необходимо, чтобы он был физически и духовно предрасположен к этому. Возможной формой такого обладания являются страх, чувство незащищенности, психическая нестабильность. Более серьезным вариантом является безответная или тайная любовь. Наконец, депрессия («усталость от души») является самой тяжелой формой «одержимости». Вторжение джинна в тело человека считается самой опасной формой контакта земного и потустороннего миров. Сумасшествие и эпилепсия — болезни, причиной которых наиболее часто признается вмешательство джиннов. Считается, что те, до кого дотронулся джинн, до конца жизни носят на лице печать этой встречи: половина лица у них парализована. Джинн может быть ответственен за индивидуальный несчастный случай (например, за сломанную руку) или за коллективную «неудачу» (например, пожар)13. Дети особенно подвержены нападению джиннов. Многие взрослые говорят, что в первый

128

раз встретили джинна еще в детстве. Ребенок, которого еще кормят грудью, может видеть джиннов без вреда для себя.

Специфические обстоятельства могут подвигнуть человека к осознанной встрече с джинном: потребность в совете в сложной ситуации, прямое посредничество в любовных делах или одержимость другим джинном14. И, наконец, джинна могут попросить напасть на врага. Такие преднамеренные встречи с джинном проходят в пограничных местах в пограничное время. Обращение за помощью к джинну требует подарка. Однако просить помощи у джинна считается очень опасным, так как тот всегда может обернуться против просящего. Для того чтобы вступить в договор с джиннами, необходима внутренняя сила, решительность и бесстрашие, а также покровительство неба15.

Признание существования мира джиннов ведет к выработке целого свода коллективных правил специфического поведения (поведение избегания)16, направленного на предохранение от встречи с ними. Также представления о джиннах служит хорошим способом социализации и обучения. Чтобы защитить себя от джиннов, особое внимание уделяют «пороговым» местам. Особые украшения из стекла, железа и стали, которые отпугивают джиннов, а также соль, чеснок и суры Корана размещают снаружи оконных рам и дверей; особенно заботятся о порогах дома.

Несмотря на детально разработанные представления о существах, населяющих потусторонний мир, и о происходящих между мирами контактах, сам мир сверхъестественного остается загадочным и непознаваемым. Описание его особенно усложняется совмещением архаических представлений с разработанной мусульманской космогонией, которая разбивает сверхъестественный мир на рай и ад, вводит разделение на добро и зло, деля джиннов на верующих и неверующих, пособников Иблиса и обратившихся к Аллаху, которые, как и люди, смо-гут попасть в рай после Страшного Суда. Таким образом, практически все сведения о мире сверхъестественного сводятся к описаниям встречи с ним и способов этой встречи избежать.

1 Эти понятия заменяет более естественная для этой стадии оппозиция благо-зло (не благо), которая не несет окраски нравственности или моральности - аморальности, а скорее пользы-вреда как для человека, так и для общины.

2Фролова Е. А. Концепция греха в исламской теологии и философской мысли // Универсалии восточных культур. М., 2001. С. 141-142.

3 Басилов В. Н. Культ святых в исламе. М., 1970.

4 Зеленин Д. К. Избранные труды. Очерки русской мифологии: умершие неестественной смертью и русалки. М., 1995. Заложные покойники - умершие насильственной и преждевременной смертью: убитые; погибшие в результате несчастного случая; самоубийцы; умершие в молодом возрасте, т. е. «не дожившие своего века»; те, кого при жизни прокляли родители; те, кто вступил в контакт с нечистой силой (колдуны, ведьмы).

5 Волшебная страна, располагающаяся на горах Каф. Горы Каф, местообитание джиннов, пери и дэвов, изначально принадлежат персидской географии. Они окружают плоский мир как кольцо, за пределами которого находится океан. Существует точка зрения, что они лежат выше, и окружают океан так же, как и землю. Считается, что горы Каф состоят из зеленого хризолита, отблеск которых дает зеленый оттенок небу. Джин-нистан делится на империи, которые, в свою очередь, делятся на многие королевства, содержащие огромное количество провинций и городов.

6 Подробнее о представлениях о семи небесах и семи земель ада в теологическом сочинении «Кырк суаль» см. в: Архангельский А. С. Мухаммеданская космогония. Разбор мухаммеданского богословского сочинения на турецком языке: История сорока вопросов, предложенных иудейскими учеными Мухаммеду. Казань, 1889.

7 См.: Кляшторный С. Г. Мифические сюжеты в древнетюркских памятниках // Тюркологический сборник. М., 1981. С. 134.

Аникеева Т. Тюркский обряд вызывания дождя // Orientalistica iuvenile. Сборник работ молодых сотрудников и аспирантов. Москва, 2002. № 3. Sub speciae turcologiae. С . 69

9 И большинстве ветвей шиитов джинны не играют сколько-нибудь весомую роль В их космологии, их роль достаточно ограничена. Однако в тех областях, где имеет влияние суннизм, вера в джиннов распространена.

10 Camelin S. Croyance aux djinns et possession dans Hadramaout // Quaderni Studi Aubl Venice, 1995. N. 13. P. 160.

11 Хотя их форма реальна, сами они всегда остаются невидимыми.

12 Leemhuis F. Epouser un djinn. Passe et present // Quaderni Studi Arabi. Venice, 1993. N 11. P. 185-191.

13 Gingrich A. Spirits of the border: some remarks on the connotation of jinn in northwestern Yemen // Quaderni Studi Arabi. Venice, 1995. N. 13. P. 201-202.

14 Считается, что джинна можно склонить к сражению с другим джинном, который вошел в тело человека.

15 Gingrich A. Loc. cit. P. 206-207.

16 От которых нет никакого индивидуального отступления.