Е. Н. Успенская

КОНЦЕПЦИИ ДЖАТИ-ДХАРМА И КУЛА-ДХАРМА В ИДЕОЛОГИИ КАСТОВОГО ОБЩЕСТВА

 

Кастовое общество строится на глубоко идеологизированном системном взаимодействии между обособленными категориями родственности джати (в терминологии западных исследователей «эндогамные под-касты»). Касты, этно-кастовые общности, варны (в их современном содержании) имеют в своей основе джати как базовые модули структуры1. Именно на уровне организации джати проявляются все сущностные черты индийского традиционного общества. Отношения между джати строятся на началах минимизации контактов, строго регламентированы и ритуализованы, а религиозные обоснования этого способа общения составляют, в сущности, ресурс идей индуизма — в том числе таких основополагающих, как концепты кармы и дхармы.

301

Кастовая организация индийского традиционного общества связана с индуизмом, и некоторые специалисты категоричны, как М. Н. Шринивас: «Есть важнейший вопрос, на который я отказываюсь отвечать: что станет с индуизмом, когда исчезнут касты?»2. Многие исследователи говорят о кастовой идеологии в таком ключе, например, М. К. Кудрявцев: «Кастовая идеология — это совокупность идей, которыми руководствуется кастовое общество в своем духовном быту. Некоторые из этих идей общеиндийские, свойственные индийцам разных мировоззрений, философских школ и религий, другие характеризуют определенные локальные, этнические или религиозные общности. Одни зародились еще в варновом обществе, другие возникли позднее в процессе эволюции кастового. Различные идеи в разной степени выражали кастовую сущность, но в совокупности это идеология кастового общества». И далее: «Индуизм — это идеология кастового общества»3.

Брахманическая традиция оперирует понятиями джати-дхарма и кула-дхарма; этот подход представляется методологически верным и при научном рассмотрении вопроса, так как принимает во внимание роль джати в кастовом обществе и несводимость индуизма к кастовой идеологии4.

Джати-дхарма (дхарма касты) представляет собой социально-регулятивный аспект индуизма; она наделяет священным статусом традиционную профессиональную деятельность каждой отдельной

302

касты, расценивая ее как долг этой касты перед обществом: каждая каста должна твердо стоять на своем участке ответственности в поддержании Дхармы. Только предписанная джати-дхармой, т. е. санкционированная обществом, трудовая деятельность, рассматривается как ритуал служения, деяния на пути дхармы, а само выполнение джати-дхармы делает человека практикующим индуистом. От него, если он не брахман, не требуется сосредоточенность на выполнении ритуалов у алтаря — его дхарма состоит в качественном исполнении своих профессиональных обязанностей на благо кастового сообщества, отношения в котором выстроены по принципу комплиментарности каст к создании экономических условий существования, в поддержании порядка и в выполнении ритуалов. Джати-дхарма тесно связана с кастовым режимом, который на стороннего наблюдателя производит тяжелое впечатление необычайной регламентированностью бытовых ситуаций и житейских взаимоотношений, «несвободой».

Джати состоят из экзогамных подразделений кула, или готра, которые представляют собой коллективы родственников, складывающиеся в соответствии с законами обычного права. Кула играют ключевую роль в области брачных отношений. Все, у кого во всех деталях одинаковая кула-дхарма (дхарма семейно-родственной группы), являются родственниками, и брачные отношения в этом кругу запрещены. Кула-дхарма связана с традиционными приоритетами семейно-род-ственных подразделений касты в культовой практике и их обязанностями в этой области; она относится к тому кругу религиозных представлений и тем видам обрядов и ритуалов, которые проводятся для семьи и чаще всего определяются в литературе как «религиозная практика индуизма», хотя индуизм этими аспектами влияния не исчерпывается, о чем сказано выше.

Культура сообщества индуистов дискретно-вариативна. В результате действия концептуальной модели санскритизации, принятой в брахманической практике налаживания межэтнических контактов, сообщество индуистов приобрело целлюлярно-аггломеративный кастовый характер. Многие ячейки кастового общества (джати) сохраняют глубокое своеобразие культуры, донесенное до наших дней из времен до-брахманического состояния и даже усиленное под влиянием кастовой замкнутости — например, хозяйственно-культурный тип охотников-собирателей под видом кастового занятия «плетельщики корзин» или матрилинейный счет родства. Принципиальная приемлемость такого положения дел оформлена в виде учения о джати-дхарме.

303

Индуизм принял свой эклектичный вид в ходе масштабного процесса «собирания» разнообразных ведических и не-ведических культов и религиозных практик в единый комплекс на основе понятийного языка вед и брахманических учений, что являлось одним из аспектов санскритизации. Спектр вариантов культовой практики в индуизме феноменально широк, потому что они рассматриваются как традиции семьи и рода, которые необходимо поддерживать из уважения к предкам и богине-покровительнице рода. В этом представлении лежит объяснение отсутствию прозелитизма в индуизме: «Нет другого пути стать хинду, как родиться в одной из многочисленных джати»5. Вполне равноправное существование многих и разных моделей религиозного благочестия в индуизме возможно благодаря учению о кула-дхарме. Как правило, даже образованные пандиты имеют весьма смутное представление об особенностях многочисленных течений, сект и учений индуизма — об этом образно сказал английский миссионер Э. Ш. Окли: «Индуист пребывает в одной из проток или заводей великой реки индуизма, и обычно не имеет ясного представления о ее размерах»6.

Практический индуизм не требует от своих приверженцев понимания «всего индуизма». Брахманы признают минимальные со стороны других каст усилия в отправлении культа (в смысле совершения обрядов) вполне достаточными; главное — не нарушать порядок мироустройства. Индуист, если он не стал отшельником или аскетом, должен следовать традициям своей социальной группы и вести предписанную ей «правильную» жизнь, тем самым получая право думать, что он хорошо соблюдает свою дхарму и будет за это кармически вознагражден. Какие именно боги и культовые персонажи станут для человека главными объектами почитания, зависит от принадлежности его к определенной семейно-родственной и кастовой группе. Некоторые исследователи говорят даже, что для индуиста важно не то, в каких богов он верит, а то, насколько скрупулезно он выполняет ритуалы и культовые предписания своей социальной группы (касты и семьи, клана). По словам Ф. Стааля, индуист «может быть теистом, пантеистом, атеистом, коммунистом, верить во что пожелает, но именно

304

то. что он делает — ритуалы, которые он выполняет, и правила, которым он следует, делают его самого индуистом»7.

Кастовая идеология имеет непосредственное отношение к тому, что именуется в науке popular Hinduism — «индуизм, который можно назвать "простонародным" в отличие от текстуального, философского индуизма, представленного и разработанного в священных текстах»8. Действительно, у не-брахманских каст в отсутствие специальных книг, сравнимых по значению с брахманическими шрути и смрити, особое значение приобретает живая традиция. Образ жизни небрахманских каст формируется на основе вриддхачары, т. е. «поведения старых», уважаемых людей, которые знают, что подходит для конкретного времени, места и ситуации именно для данной касты. Они руководствуются некодифицированными представлениями о дхарме своих каст и семей. Индуист уже в детстве, в семье узнает правила своей касты, и в соответствии с ними ведет себя во всех мыслимых жизненных ситуациях: в труде, в быту, в общении, а потом и в устройстве брака для себя и своих детей. Он, как и его отец, дед и прадед, поддерживает принятый в семье вариант веры и ритуала, слушается наставников и учителей однажды выбранной предками традиции, совершает паломничества в известные семье храмы и к «своим» тиртхам, и передаст эти нормы сыновьям и внукам. Кастовые панчая-гы и руководители многочисленных «традиций» (сампрадая) строго контролируют своих подчиненных, внимательно следя за каждым их шагом и проводя нужные идеологические установки. Если необходимо — применяют наказания, вплоть до изгнания из касты и общества. «Индуизм может казаться крайне неопределенным и в высшей степени толерантным постороннему человеку, не входящему в этот круг. Но находящийся внутри сообщества человек должен приспосабливаться к скрупулезным регламентациям жизни в составе своей группы»4. Даже в условиях модернизации общественного быта традиция торжествует: культурные нормы социальной группы, к которой человек принадлежит по праву рождения, становятся его собственными и обязательными к исполнению, и коллектив родственников строго следит за тем, чтобы все его члены соблюдали законы предков. В касто-вом обществе отношение человека к религии жестко предопределено

305

через традицию рода, и пути выхода из этой предопределенности может осилить только очень талантливый и творческий человек, за которым пойдут другие люди, свидетельством чему — история индийской философии и социальных реформ в Индии.

В кастовой идеологии усвоены, хотя в редуцированной и усредненной форме, магистральные концепции индуизма, и в этом видна работа брахманов по санскритизации своих «подданных». Главным источником для изучения джати-дхармы и кула-дхармы являются так называемые «истории каст», предания о происхождении и жизненном предназначении разных джати, передающиеся в этих группах от поколения к поколению. Они есть в каждой уважающей себя джати и, как правило, созданы стараниями тех наставнических каст, которые следят за поддержанием традиций — и это не всегда брахманы. Часто в такой роли выступают представители специальных каст генеалогов (в таких просматривается сохранивший себя с до-брахманического состояния какой-нибудь древний род жрецов племенной религии) или бродячие сказители и артисты, которые всегда рады спросу на свой труд и исполнят, и запомнят на следующий случай все, о чем попросят. «Истории каст», как правило, содержат лишь очень приблизительные намеки на правильное понимание брахманической традиции. Но они могут дать хороший материал по этнографии самой касты, что в нашем случае гораздо важнее. В этом отношении уникальны семейные генеалогии, исторические хроники, героические песни и «печальные песни» раджпугов, по которым понятно: кастовых общностей, равных раджпутам по полноте понимания своего жизненного предназначения, в Индии больше нет.

Брахманические идеологемы, имеющие отношение к варновому (а потом и к кастовому) строю и правилам жизни для варн и каст, давно известны европейской науке благодаря широкой доступности таких источников, как «Законы Ману» и «Артхашастра». В древнеиндийском обществе домохозяин (грихастха), глава большесемейной или родовой общины, обладал всей полнотой прав в личной и общественной жизни и особенно в ритуале, и он же имел обязанности перед своими родичами и всем миром, включая космические аспекты. Законоучители авторитетно разъясняют, как грихастха должен выполнять дхарму своей варны, чего от него ожидает общество, что запрещено, и как его обязанности соотносятся с более широким космическим значением дхармы. Брахманы учили, в частности, что строгая эндогамия варны (а потом и касты) способна защитить дхарму, в то время как нарушение этого требования ведет к гибельному смешению варн (вар-

306

на-самкара) и к появлению хаотичного разнообразия каст. На начальных этапах развития социального учения варна-самкара считалось однозначно неблагоприятным, но преходящим явлением.

С усложнением структуры сообщества индуистов и появлением множества моделей поведения закономерно произошли изменения в идеологии варны и касты, и они отражены в «Бхагавадгите», на учение которой ссылаются почти все касты. Следование дхарме своей мирны — это долг. Никакая работа не плоха, не нечиста и не грешна, а ее плоды оцениваются по соответствию дхарме. Даже если собственная дхарма кажется недостойной, ее выполнение приносит благо, и это правильнее, чем следовать самой замечательной, но чужой дхарме. Собственная дхарма рассматривается вне этического различения между добром и злом: моральные категории относительны, но релятивизм и мыслях не ведет к анархии в обществе. «Чужая дхарма опасна последствиями». Учение о собственной дхарме, которую надо выполнять ко что бы то ни стало, невзирая на ее моральную оценку со стороны людей, тесно соприкасается с учением о карме. Человек может продвигаться по пути совершенствования и улучшения индивидуальной кармы, выполняя обыденные обязанности своей варны и касты.

Л. Дюмон10 приписывал заслугу структурирования индуистского социального пространства почти врожденному чувству ритуальной чистоты, свойственному индуистам. Хотя, как видим, индуистами скорее руководит стремление не нарушить дхарму, которую в их мире стараются укрепить не только люди, но и, например, вода («дхарма коды — течь, и вода не смотрит, кто ее пьет, никому не отказывает»), Луна, огонь и т. д. Человек как существо разумное может осознанно поддерживать гармонию космоса своей деятельностью.

Обязанности и дела для варн и джати назначены в соответствии с природными качествами и возможностями рожденных в них людей. Рождение в хорошей, особенно брахманской, касте, в качестве мужчины, в достойной семье и т. д. обусловлено кармой индивидуальной души и плодами прежних деяний. Дхарма нынешнего существования — данность, и в этой уже сыгранной партии стоит задача не уронить лица и накопить хороший баланс деяний к следующей жизни. Для этого нужно совершать лично или заказывать брахману весь спектр ритуалов. Нужно трудиться, но любая трудовая деятельность, по мысли брахманских идеологов, есть вмешательство в результаты

307

божественного творчества, и поэтому должна сопровождаться ритуалами и магическими предосторожностями. Особенно это относится к труду ремесленника. Производство продуктов питания, изготовление и употребление пищи — тоже обрядовая практика, и она подробно регламентирована для разных каст. Гигиенические процедуры строго ритуализованы, и т. д. Вся жизнь человека рассматривается в этой системе представлений как один беспрерывный ритуал: не только потому, что необходимых обрядов бесконечно много, и на их проведение могло бы уйти все время, но и потому, что всякая активность, любые жизненные проявления, и даже частности физиологического характера, в той или иной ситуации или под тем или иным углом зрения рассматриваются как своеобразное жертвоприношение богам или как необходимые элементы дхармического порядка. Эти представления во всей полноте вошли в идеологию кастового общества.

Женский вопрос в кастовом обществе стоит весьма остро, хотя «решен» давно. Основополагающая брахманическая идея известна: дхарма женщины — это любовь, и в выполнении своей дхармы женщина должна соблюдать кастовые правила общения и заботиться о ритуальной чистоте11. Жена, пативрата, «та, кто дала обет (служить) мужу», обязана относиться к нему как к богу, и в этом ее дхарма. В связи с этим предназначением женщинам даже можно читать одну из шастр — понятно, «Камасутру» Ватсьяяны. Классика этого направления брахманического учения — трактат XVIII в. «Стридхарма-паддхати» Трьямбаки12.

Женщина может участвовать в ритуалах кула-дхармы в семье отца и мужа, как дочь своего отца, как жена своего мужа и как мать сына. Участие в ритуалах кула-дхармы, в том числе в обрядах жизненного цикла, становится одной из главных ее забот на весь период жизни в супружестве. Вдова не участвует в семейных ритуалах, она символически умирает для общества. У раджпутов, при особом отношении к предназначению женщины как хранительницы судьбы своего мужа-воина, не развито представление о вдовьей доле: оставшиеся без поддержки раджпутки должны были стать сати или погибнуть в массовом жертвенном самосожжении джаухар.

Из творческого понимания и развития принципа варна-дхармы и джати-дхармы выросли и благодаря ему сохранили себя дериваты

308

брахманизма, начинавшиеся как ответ на давление брахманической санскритизации и имевшие ясно очерченную социальную базу в не-брахманских слоях общества: буддизм для кшатриев, джайнизм для вайшьев, бхакти и «бескастовая» традиция сайтов, в том числе сик-хизм - для третьей и четвертой варны. Модель социальной «адресности» идеологии и духовного наставничества проявилась и в этих случаях. Буддизм как кшатрийский социальный проект не выжил в Индии, так как не осталось древних кшатриев, но он прекрасно проявил себя как опора государственности и власти повсюду, где был усвоен местными «воинами и правителями». Способ прямого эмоционального контакта с Богом, т. е. бхакти, как наиболее поддающаяся собственным усилиям дорога духовного совершенствования, оказывается тем вариантом культовой практики, которая не ставит ее приверженцев в зависимость от брахманического учения и от самих брахманов с насаждаемыми ими моделями культового поведения, такими, как необходимость кормить и одаривать брахманов и ублажать коров. Здесь особенно проявляется личная воля в стремлении человека к общению с Богом, и в этом отличие от учения брахманов, в котором человек получает своих богов и свой путь духовного совершенствования по факту рождения в определенной джати и куле.

Новые учения могут найти отклик только в конкретном социальном организме, всегда очень ясно очерченном; или же первоначально аморфная аудитория последователей очень скоро становится корпоративно жесткой и закрытой. Происходит так, как учат джати-дхарма и кула-дхарма.

1 В контексте предложенной темы термины «каста» и «джати» в некоторых случаях можно применять как синонимичные.

2 Srinivas М. N. Caste in Modem India and Other Essays. Bombay, 1962. P. 76.

3 Кудрявцевы. К. Кастовая система в Индии. М, 1992. С. 155, 157.

4 Брахманы учат, что существует несколько аспектов дхармы: 1) всеобщие правила дхармы, которые должны выполнять все. Это почитание богов, совершение ритуалов, уважение священного статуса коров и некоторых других животных и растений, а также признание безусловного превосходства брахманов и святых людей. Усвоение этих основ, этого «символа веры» индуизма, означает санскритизацию общности; 2) джати-дхарма; 3) кула-дхарма; 4) правила дхармы для особых ситуаций имеют отношение к определенным социальным категориям и к особым обстоятельствам жизни. Например, к маленьким детям, к тяжело больным людям, или к положению правителя, что тоже характерно: правитель не принадлежит себе, он — инструмент дхармы; 5) правила дхармы для исключительных обстоятельств, апад-дхарма. Исключительными признаются такие обстоятельства, при которых индуист выходит из своего культурного поля. Например, отправляется в путешествие в город или за море. Для спасения жизни можно временно пренебречь отдельными требованиями, и именно это оговорено в правилах дхармы в исключительных обстоятельствах. Во время несчастий можно обратиться к занятиям нижестоящей варны. При этом все равно должны соблюдаться известные ограничения (брахманы ни при каких обстоятельствах не могут, например, торговать кожами или пахать плугом).

5 Srinivas М. N. Op. cit. Р. 148.

6 Oakley Е. S. Holy Himalaya. London, 1905. P. 163.

7 Staal F. Rules without Meaning: Ritual, Mantras and the Human Sciences. New York, 1989. P. 389.

8 Fuller C. J. The Camphor Flame. Popular Hinduism and Society in India. Princeton, 1992. P. 5.

9 Chaudhuri N. C. Hinduism. A Religion tc Live By. New Delhi, 1979. P. 59.

10 Dumont L. Homo Hierarchicus. The Caste System and its Implications. Complete Revised English Edition. Delhi, 1988.

11 Biardeau М. Hinduism. The Anthropology of a Civilization. New Delhi, 1989. P. 50. 12См.: Leslie I. J. The Perfect Wife. The Orthodox Hindu Woman according to the Stridharmapaddhati of Tryambakayajvan. Delhi, 1989.