О. А. Ярош

ИСЛАМСКИЙ СУФИЗМ И «НЕОСУФИЗМ» В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

В наши дни исследователи ислама сталкиваются с весьма примечательной ситуацией: в то время как в традиционных исламских обществах суфизм частично утратил свое значение, в сравнении с предшествующим периодом1, мы можем наблюдать своеобразный рост экспансии суфизма на Западе, главном образом, в странах Европы, а также в США, Канаде и Австралии.

Интересно, что в европейских странах, население которых традиционно исповедует ислам, суфийские трикаты имеют некоторое распространение. В частности это касается Боснии и Герцеговины, Македонии, Албании, а также турецкой общины Болгарии.

В то же время следует отметить, что деятельность суфийских та-рикатов в Западной Европе не нашла должного освещения в научной литературе. Несмотря на появление в течение последних 10 лет ряда интересных работ, много вопросов до сих пор остаются вне поля зрения исследователей. В частности, отдельного изучения заслуживают причины распространения деятельности суфийских тарикатов в странах Западной Европы и Америки, а также характер, социальный и на-циональный состав этих движений, доктринальные особенности.

Среди вышеупомянутых трудов следует назвать статью английского исследователя Эндрю Роулинсона «История западного суфизма», которая позже вошла в монографию, посвященную западным учителям восточных культов2. Это оригинальное исследование сосредоточивается на деятельности тарикатов в западной культуре, в частности, на появлении шейхов, которые являются выходцами из стран Запада. В то же время автор склоняется к рассмотрению суфизма как своеобразной «психотехники», что не позволяет ему четко размежевать исламские и неисламские группы.

Важный вклад в изучение рассматриваемой проблемы внес исследовательский проект под руководством профессора Бирмингемско-

690

го университета Йоргена Нильсена, завершенный в 2001 г.3 Этот проект посвящен изучению деятельности ветви тариката накшбандия, возглавляемой шейхом Назимом аль-Кубриси аль-Хаккани в Европе, США, на Кавказе, Балканах, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной и Южной Азии. В данном исследовании указывается, что этот тарикат достиг значительных успехов в обращении в ислам европейцев, в частности, представителей среднего класса, а также, что структурно он напоминает скорее исламскую партию, чем традиционный тарикат. Также отмечается значительная социальная и политическая активность этого братства.

Кроме того следует вспомнить работу американского исследователя Карла Эрнста «Суфизм, ислам и глобализация в современном мире»4. Эрнст указывает, что сегодня суфизм пытается приспособиться к вызовам современности: глобализации, секуляризации, вестерни-зации, с одной стороны, и фундаментализма, с другой. Невзирая на попытку маргинализации суфизма со стороны западных ориенталистов и реформаторов-салафитов, суфизм, по мнению Эрнста, продолжает сохранять весомое присутствие в религиозной, культурной и политической жизни мусульманских сообществ на Востоке и Западе.

Среди недавних работ, посвященных данной проблеме, также следует назвать сборники статей «Суфизм в Европе и Северной Америке» под редакцией Дэвида Вестерлунда5, а также «Суфизм на Западе» под редакцией Джамала Малика и Джона Хиннеллса .

Наше исследование не претендует на то, чтобы в полной мере ответить на все вопросы, связанные с деятельностью суфийских тарика-тов в Европе. Его целью является представить основные тенденции развития суфийских групп и движений, в частности, возникновения новых типов организационного оформления суфизма и наметить ориентиры дальнейшего для исследования данной проблематики. Мы сосредоточили наше внимание в первую очередь на деятельности тех групп, которые декларируют свою принадлежность к исламу, рассматривая другие группы, отделяющие суфизм от ислама, постольку, поскольку это необходимо для решения основной задачи.

691

Особое внимание следует обратить на ключевое понятие данной работы — «неосуфизм». В отличие от авторов, которые понимают под «неосуфизмом» синкретические новые религиозные движения7, мы склонны рассматривать «неосуфизм» как совокупность исламских движений, связанные с суфизмом, которые возникли в странах Западной Европы или были привнесены туда, и которые объединяют по большей части европейцев, принявших ислам. Характерной особенностью подобных течений является то, что они в своей деятельности не ограничиваются традиционными культовыми практиками, а используют новые формы работы в социальной, информационной и политической сферах.

Следует также отметить, что ряде тех стран Азии и Африки, где большинство населения традиционно исповедует ислам, имеют место схожие тенденции, а именно, возникают общественно-политические и социальные движения, опирающиеся на суфийские тарикаты.

Невзирая на ограничение роли орденов в исламских странах и отход определенных прослоек интеллектуальной элиты в этих странах от религиозных традиций, кризис идентичности широких слоев населения, который имел место вследствие распространения процессов ускоренной модернизации и урбанизации, привел к возрождению и усилению активности суфийских братств после Второй мировой войны. Тарикаты находили своих адептов как среди тех, кто прибывал в города, так и среди традиционно настроенной интеллигенции. Примером этому является движение Саида Нурси в Турции, имеющее на-кшбандийские корни. Ярким свидетельством общественно-политической значимости суфийских тарикатов является также их сращивание с политическими партиями в таких странах, как Сенегал (движение муридун) и Судан.

Возвращаясь к основной теме данного исследования, следует отметить, что научный интерес к суфизму на Западе возник в первой половине XIX в., а интерес «культурный» — значительно раньше. Кроме этого, западная общественность также имела возможность непосредственно познакомиться с творчеством исламских ученых, которые принадлежали к суфийским тарикатам, таких как Мир Казвини и Мир Валиуддин.

Однако настоящий «всплеск» практического интереса к суфизму имел место после Первой мировой войны и был связан, с одной сторо-

692

ны, с деятельностью Инаят Хана, а с другой — Рене Генона. Первый, как известно, декларировал свою принадлежность к индийскому тари-кату чишти. В то же время сам Инаят Хан, который учил, что суфизм является «мистической сутью» всех религий, может считаться основа-гелем первой квази-суфийской группы на Западе8.

В свою очередь, Рене Генон, патриарх европейского традиционализма, после обращения в ислам стал мюридом одной из ветвей тари-ката шазилия. Позже к исламу и суфизму (преимущественно к различным ветвям тариката шазилия) присоединились другие представители традиционалистского движения — Фритьоф Шуон, Титус Бурк-харт, Мишель Вальсан, Мартин Лингз.

Второй этап развития суфизма на Западе связан с иммиграцией из мусульманских стран страны Западной Европе после Второй мировой войны. В первую очередь, это касается Великобритании, куда после отделения колоний стекается много иммигрантов-мусульман из Южной Азии, которые принесли с собой местные культурные и религиозные традиции, ключевой составляющей которых был суфизм. Подобные тенденции, хотя и в меньшем объеме и с другим этническим составом можно было наблюдать в 1960-1970-х гг. во Франции и Германии.

Обобщая современную ситуацию в Западной Европе, можно выделить следующие формы деятельности суфийских тарикатов:

- создание вирдовых групп в границах локальных мусульманских общин лицом, которое не обязательно является шейхом, но имеет разрешение от шейха, постоянно живущего в одной из мусульманских стран, проводить коллективный зикр. Некоторые могут также иметь разрешение набирать учеников (иджаза). Чаще всего, к этим группам преимущественно принадлежат этнические мусульмане, выходцы из стран арабского Востока, Северной Африки и Южной Азии.

- учреждение ячеек суфийских тарикатов в странах Западной Европы, например, накшбандия. В этом случае, деятельность такой ячейки сопровождается более активной информационной кампанией, организация активно используют Интернет и другие средства коммуникации, который помогает привлечь к тарикату обращенных в ислам

693

жителей европейских стран. Очень часто калифа, т. е. официальный представитель шейха, может быть европейцем;

- перенесение центра тариката и основной деятельности в страны Западной Европы, например, нематолахия. В этом случае значительно увеличивается количество ячеек тариката в странах Западной Европы, которые привлекают большое количество европейцев. Однако очень часто деятельность отдельных ячеек сводится к тому, что в суфизме называется «охотой на мюридов». В этом случае адептами тарикатов становятся люди, которые или принимают ислам сугубо формально, или же являются фактически оторванными от жизни локальных мусульманских общин. Это очень часто приводит к «размыванию» док-тринальной и культовой основы деятельности подобных тарикатов, их отделения от мусульманской общины и фактического их превращения в квази-суфийские группы.

- создание исламских неосуфийских движений, которые апеллируют к суфийской традиции. В то же время подобные движения не останавливаются только лишь на традиционной для тарикатов задаче, а именно, духовном воспитании мюридов, но сосредоточиваются на социальных, экономических и политических проблемах, актуальных для исламского сообщества в целом, и, в частности, для локальных исламских общин в странах Западной Европы. При этом члены данных движений могут принадлежать к различным исламским тарикатам,

-также следует вспомнить квази-суфийские группы, которые основываются на синкретическом подходе к суфизму в духе «Нью Эйдж», постулируя так называемый «универсальный суфизм», понимаемый как «религия любви», «мистическая квинтэссенция» религий или же религиозное обоснование экологизма, феминизма, контркультурных течений (Хаким-Бей). Наиболее известными представителями такого течения являются «Международный суфийский орден», связанный с именем Инаят Хана, и «Golden Sufi Сеntr» Ллевелин Во-ган Ли.

Среди традиционных суфийских тарикатов сегодня в Европе наиболее распространенным является шазилия и ее ответвление бур-хания, а также накшбандия, шиитский тарикат нематолахия и тид-жания. Мы намереваемся остановиться на двух из них, а именно на накшбандия и нематолахия.

Первый тарикат в Западной Европе представлен различными ветвями. В частности, в Великобритании существуют несколько ответвлений тариката накшбандия-муджаддидия, основанные пакистанскими и индийскими шейхами:

694

- накшбандия муджаддидия асламия: центры основаны шейхом Мухаммадом Асламом Сахибом в городах Кигли и Люттоне;

- школа суфизма в Лондоне, связанная с индийским шейхом та-риката накшбандия-муджаддидия Хазратом Азадом Расулом.

Первый из них объединяет по большей части выходцев из Пакистана, в то время как второй — европейцев, которые приняли ислам. Следует отметить, что сам шейх Хазрат Азад Расул был рожден в индусской семье.

Также следует вспомнить группу, которую возглавляет англичанин Джон Росс (шейх Абдуллах Сирр-Дан аль-Джамаль). В 1964 г. он был посвящен в тарикат накшбандия в Турции. После возвращения в Великобританию он создал суфийский центр в Лондоне. Среди его последователей большинство составляют европейцы. С тарикатом накшбандия связан также исламский университет Хиджаз колледж, расположенный в г. Нунтаун.

Однако наиболее влиятельной в Великобритании и в целом в Европе является ветвь накшбандия-хаккания, которую возглавляет шейх Казим аль-Кубриси аль-Хаккани, живущий на Северном Кипре. Эта ветвь ведет свое происхождение от дагестанского шейха Абдуллаха аль-Фаиза ад-Дагестани. Сегодня центры тариката существуют во многих странах Европы, Северной и Южной Америки, Ближнего Востока, Южной и Юго-Восточной Азии.

В Великобритании начиная с 1974 г. было учреждено много ячеек, которые объединяют последователей шейха Назима в различных городах. Эти центры имеют различный этнический состав: в одних доминируют представители мусульманской диаспоры9, а другие, наоборот, состоят преимущественно из мусульман-неофитов10.

Тарикат активно использует современные СМИ, в частности, Интернет, занимается активной издательской деятельностью. Мюридам регулярно рассылаются сохбеты шейха Назима. Шейх Назим и его калифа в США шейх Хишам Каббани часто выступают в западных СМИ по поводу злободневных проблем современности, причем их позиция вызывает критику со стороны ряда мусульманских деятелей.

При участии тариката в 2006 г. Великобритании был создан «Суфийский мусульманский совет», основной миссией которого является

695

противодействие религиозному экстремизму. В то же время открытая лояльность этой и других организаций, в частности, «Высшего исламского совета Америки» (шейх Хишам Каббани), к внешнеполитическому курсу США и Великобритании, вызывает настороженность со стороны не только радикалов, но и умеренных традиционалистов этих стран.

В целом, как указывают исследователи, этот тарикат является транснациональным объединением, сосредоточенным вокруг духовного лидера - имама тариката шейха Назима, причем его локальные ячейки пользуются значительной автономией11.

Другой распространенный в европейских странах тарикат - шиитское братство нематолахия, которое после исламской революции в Иране перенесло центр своей активности на Запад. Главой (кутбом) тариката сегодня является доктор Джавад Нурбакш.

Еще перед революцией, после своего избрания главой тариката, Джавад Нурбакш развернул активную деятельность в Иране, что позволило привлечь к братству представителей высших слоев иранского общества и создать разветвленную сеть цетров-ханака в этой стране12.

После тою, как Джавад Нурбакш и многие его последователи, среди которых были представители иранской знати, близкие к шахской семье, вынуждены были покинуть Иран; они нашли пристанище в странах Западной Европы, в первую очередь в Великобритании, Франции и Германии.

Тарикат нематолахия развернул активную миссионерскую деятельность на Западе, и вскоре ячейки тариката появились в Великобритании, Франции, Германии, США и других странах.

Распространению тариката содействует писательский талант Джавада Нурбжша, который является автором многих трудов, посвященных различным аспектам суфизму, а также активная миссионерская деятельность его представителей. Центром тариката является ханака в Лощоне, которой руководит сын Джавада Нурбакша Али-реза.

Среди мюридов тариката немалую долю составляют иммигранты из Ирана и их потомки, много также и европейцев, среди которых большой процент студенческой молодежи. Тарикат активно занимается издательской и просветительской деятельностью. Основу духовной практики составляет индивидуальный зикр и коллективное сема.

696

В то же время, ввиду того, что в тарикат привлекается много новых членов, в некоторых локальных ячейках зачастую не всегда строго следуют предписаниям шариата, хотя условием посвящения в тарикат является принятие ислама, а сам Джавад Нурбакш в своих работах настаивает на сугубо исламском характере суфизма.

Этот фактор, а также и то, что нематолахия является шиитским тарикатом, а, как известно, большинство шиитских улемов критикуют суфизм и особенно его организационные формы, приводит к его отделению как от шиитской общины в Западной Европе, так и, тем более, от суннитской.

Одним из движений, которое с полным основанием можно отнести к «неосуфийским» - это «Мурабитун», основанное 30 лет назад британским актером и праворадикальным активистом Яном Далласом (шейх Абделькадир ас-Суфи аль-Мурабит). Он принадлежит к мали-китскому мазхабу и тарикату шазилия-даркавия. Ян Даллас получил посвящение в 1973 г. от марокканского шейха Мухаммада Ибн аль-Хабиба, который сделал его своим представителем (мукаддимом) на Западе, и от шейха Мухаммада аль-Фатури Хумадаха. К этому движению принадлежит также известный британский юрист, председатель Ассоциации мусульманских юристов Великобритании Ахмад Томсон. В общем, можно сказать, что это движение объединяет европейцев и американцев, которые приняли ислам.

Главной задачей «Мурабитун» является подъем политической роли ислама на Западе и объединение мусульманской общины перед лицом угроз со стороны западной цивилизации. Пафос трудов шейха Абделькадира кое-где напоминает труды традиционалистов, однако, в противовес эскапистской позиции последних, он отстаивает необходимость активной социальной и политической деятельности с целью распространения ислама и борьбы против глобального капитализма.

Другой известный деятель движения «Мурабитун», Умар Ибрагим Вадиле, разрабатывает вопросы, связанные с исламской экономикой. В частности, он обосновывает необходимость перехода исламских стран на единую валюту — золотой динар, которая сможет подорвать монополию доллара США на мировых рынках. Следует отметить, что эту идею поддержал Мохатхир Мухаммад, бывший премьер-министр Малайзии, один из самых популярных в исламском мире политиков.

В целом, характеризуя организационные формы и деятельность тарикатов в странах Западной Европы, можно отметить следующее:

697

Во-первых, традиционные тарикаты адаптируют для своих целей новые формы деятельности. Кроме коллективных зикров, сема и других религиозных практик, имамы тарикатов и их представители выступают с публичными лекциями в университетах, организуются семинары, проводятся конференции, концерты. Тарикаты финансируют исследовательские проекты, занимаются издательской деятельностью, осуществляют активную информационную экспансию в Интернете.

Во-вторых, тарикаты на Западе используют также местные формы коллективной организации. Например, в Польше последователи Хазрата Азада Расула организуют летние лагеря для тех, кто интересуется суфизмом, наподобие «оазисов молитвы», которые организует католическая церковь.

Следует подчеркнуть, что традиционные тарикаты отстаивают исламский характер суфизма и суфийских практик. Что касается привлечения новых мюридов из числа немусульман, то необходимым условием выступает принятие ислама, причем к коллективным практикам допускаются только мюриды. В некоторых тарикатах допускается участие в отдельных ритуалах обычных мусульман и даже нему-сульман, которые интересуются суфизмом. Считается, что подобная практика будет содействовать обращению последних в ислам. В то же время среди таких людей попадается множество искателей восточной «мистической экзотики», что, по нашему мнению, может нести определенную угрозу исламской идентичности тарикатов. В свою очередь, самоустранение тарикатов от жизни локальных мусульманских общин приводит к их деградации.

Как указывалось выше, этнический состав тарикатов является неоднородным и зависит от их специфики. Хотя значительную часть мюридов составляют выходцы с исламских стран, растет количество европейцев, которые становятся мусульманами и принимают посвящение в тот или иной тарикат. В то же время, следует заметить, что ближайшее окружение имамов тарикатов, как правило, составляют выходцы из исламских стран.

В завершение следует отмстить, что суфизм сегодня составляет весьма ощутимый фактор в развитии ислама в Западной Европе, без которого нельзя понять его характер. И подобно тому, как когда-то в Турции, Пакистане и Индонезии суфизм служил сохранению исламской идентичности населения больших городов перед лицом прозападной модернизации, сегодня он очень часто выполняет подобную функцию в отношении мусульманских сообществ Западной Европы.

698

Поэтому попытки противопоставить «фундаментализм» и традиционализм, с одной стороны, и суфизм, якобы «открытый западным либеральным ценностям», попытки, которые проскальзывают в СМИ, только дискредитируют сам суфизм и усиливают позиции радикалов, отвергающих его.

 

1 Хотя можно говорить о возрождении суфизма в отдельных регионах исламского мира, в частности на Индостане и в республиканской Турции.

2 Rawlinson A. The Book of Enlightened Masters: Western Teachers in Eastern Traditions. Chicago and La Salle, Illinois: Open Court, 1997.

3 Ethnicity, Politics and Transnational Islam: A Study of an International Sufi Order. http:/artsweb.bham.acaik/mdraper/transnatsufi

4 Ernst C. W. Sufism, Islam, and Globalization in the Contemporary World: Methodological Reflections on a Changing Field of Study. http://www.unc.edu/%7Ecernst/ articles/global.doc

5 Sufism in Europe and North America. New York: Routledge, Curzon,. 2004.

6 Sufism in the West London: Routledge. 2006.

7 Для классификации подобных течений предлагается определение «квазисуфизм».

8 Следует отметить, что первым европейцем, посвященным в суфийский тарикат, был шведский художник Айван Агуэли. Он был посвящен в тарикат шазилия в 1907 г. в Египте. См.: Sufism in Europe and North America. New York: Routledge Curzon, 2004. P. 21.

9 Главным образом турки-киприоты. См.: Sufism in Europe and North America. P. 18.

10 Nielsen J. S. New Centres and Peripheries in European Islam? // Shaping the Current Islamic Reformation. L., 2003. P. 76-80.

11 Nielsen J. S. Loc. cit P. 76-80.

12 КнышА. Д Мусульманский мистицизм. M, СПб, 2004. С. 279.