Экология и буддизм

Шевченко А.

Современное экологическое мышление и психология буддизма

"Не существует обособленного сверхъестественного мира: все явления часть единого и естественного процесса эволюции. Не существует и бездонной пропасти между наукой и религией. Я считаю, что сегодня необходимо коренным образом пересмотреть всю структуру нашей религиозной мысли, перейти от теоцентризма к главенству идеи эволюции."

 

Джулиан Хаксли - биолог, культуролог, писатель.

Первый генеральный директор ЮНЕСКО и один из основателей Всемирного фонда дикой природы (WWF).

 

Масштабы и новые качества влияния цивилизации на природную среду обитания обусловили появление в XX веке нового феномена западной культуры - экологического сознания.
Объединение научных знаний о взаимных связях человека и среды, осмысление значимости их баланса, самооценка состояния и возможностей привели к появлению новых этических норм, типов поведения, повлияли на весь характер мышления.
Одной из центральных характеристик экологического сознания выступает принцип коррелятивности, проявляющийся как акцентированный интерес к разнообразию взаимовлияний человека и окружающей среды.
Этот интерес способствовал эволюции методологии и накоплению знания в естественных науках, появлению новых философских подходов (в частности, учения В. Вернадского о ноосфере и концепции этногенеза Л. Гумилева), росту социально-политических движений энвайронментализма.
Такая направленнность в развитии мысли придавала европейскому мышлению все большую свободу от традиционных для Запада антропоцентрических схем. 
Это можно рассматривать как одно из проявлений масштабной деконструкции антропоцентризма, которая формировалась в западной философии, науке и идеологии под воздействием идей и антииерархической эстетики модернизма, а затем дополнялась логикой постмодернизма. Так,  экологическая идеология, как правило, не постулирует в качестве точки отсчета объекты, такие как - "человек", "природа", "Бог", а ориентируется на гармоничное взаимодействие элементов, то есть на процесс. 

Эта модель - крах классических представлений,  в  ней  нет места ни для средневекового теоцентризма, ни  для человека-царя природы. Она  доктринально открыта.  Этот новый для Запада подход естественным образом вызвал интерес к опыту других культур. Новое прочтение получают тексты античной литературы, мифология и  эпосы доиндустриальных обществ. Памятники и живая традиция религиозных и философских направлений Индии, Тибета, Китая, Японии в этом свете становятся особенно важными для человека западной культуры. В них можно найти самодостаточные, альтернативные модели экологического мышления, являющиеся не автономными феноменами культуры, но непосредственным продолжением тех или иных мировоззренческих принципов. Они демонстрируют собой богатство возможностей и интерпретаций опыта бесконечного общения человека с окружающим миром. 

Буддийская космология все чаще описывается буддологами не как цельная религиозная конструкция, объект веры, а скорее как система координат, с помощью которой  школы буддийской философии объясняют свои воззрения. Разнообразие философских доктрин и их локальные противоречия не отменяют и базовых характеристик, которые можно назвать общебуддийскими особенностями взгляда на окружающий мир.   

Отталкиваясь от ведических концепций  своих современников, Будда описывает  вселенную как безграничное вместилище, наполненное мириадами живых существ, снова и снова рождающихся в различных обликах. Присутствие во вселенной множества миров, форм существования, объясняется кармой, способностью сознания накапливать разнообразные впечатления и переживать всевозможные состояния. Представления о бесконечном движении сознания в разных формах и о неизбежности накопления причин к переживанию будущих состояний определяют некоторые особенности буддийской психологии.  Это - равностное, бережное отношение ко всем формам жизни и специфическое чувство ответственности. 

С позиций буддизма ответственность воспринимается как естественный результат размышлений о причинно-следственном законе.  Для принявшего положения кармы и взаимозависимости  поступок любого масштаба становится принципиально важным актом сознания. Каждое действие выступает фактором, прямо определяющим будущность действующего  и способным влиять на судьбы других существ. В сочинении Патрула Ринпоче "Слова моего всеблагого учителя" приводится характерный афоризм из трактата Йонтэн дзо:

 

"Из [семени], что не больше горчичного,

Вырастает дерево баньян —

Одна его ветвь простирается на целую йоджану.

Но [даже] этот пример неспособен передать,

Насколько могут возрасти благое и неблагое."


Равностность, или беспристрастность, подразумевает отсутствие предвзятости  к существам, отказ от избирательности симпатий и антипатий.  

Отношение к каждому обитателю вселенной (человеку, животному, духу, богу, и так далее) отталкивается от осознания их равной духовной потенциальности, способности к совершенству. Особенно ярко это проявляется в  буддизме Дальнего Востока и Тибета, где распространены доктрины о "природе Будды" и "изначальной пробужденности". Так,  Цзун Ми, китайский наставник школ Чань и Хуаянь, в трактате "О началах человека" пишет:

 

"Все чувствующие существа наделены изначально принципом истинного сознания. Это сознание безначально и вечно пребывает в чистоте и покое, сияет и никогда не затмевается, все постигает и обладает знанием".  

 

Такое отношение, включённое в практику бодхичитты - махаянского учения о любви и сострадании,  становится силой, определяющей  чувства и этические ценности буддиста. 

Сопоставляя подходы  экологического мировосприятия с идеалами буддийской психологии, можно обнаружить схожие черты.

Так, экологическую концепцию ответственности человека перед другими видами и окружающей средой можно соотнести с  принципом кармической взаимозависимости, а новую для западной культуры деиерархическую концепцию, в которой человек больше не вершина мира, а его часть,  - с равностным  отношением, культивируемом в буддийской практике.

Общность позиций с экологическим движением отмечались и внутри держателей буддийской традиции. 

Значимость экологической ситуации неоднократно отмечал Его Святейшейство XIV Далай Лама, а Ши Синъюнь, сорок восьмой патриарх чаньской школы линьцзи-цзун, ссылаясь на Агама-сутры, отмечал, что  активность Будды Шакьямуни была примером охраны окружающей среды, а из его учения следует, что причиняя вред  среде, человек причиняет вред  самому себе. 

В качестве живого примера, иллюстрирующего взгляд изнутри буддийского воззрения на "экологическую проблематику" мы обращаемся к тексту "Польза от спасения жизни" - сочинению одного из старейших и самых уважаемых учителей всей тибетской традиции XX века, Чатрала Санге Дордже (Chatral Sangye Dorje).

Кьябже Чатрал Ринпоче

Польза от спасения жизней

Простираюсь перед Ламой, Буддой Амитаюсом

И бодхисаттвами на пути.

Сейчас я кратко опишу пользу,

Которую приносит освобождение животных из неволи

и выкуп их жизней.

 

Несомненно, спасение животных от убийства и смертельной опасности

С совершенно чистой мотивацией и правильным поведением –

Практика, которую должно выполнять

Всем последователям Будды Шакьямуни.

 

Многие сутры, тантры и комментарии

Подробно описывают возникающее из этого благо.

Не счесть тех ученых и реализованных учителей Индии и Тибета,

Кто обращался к ценности спасения живых существ.

Даже последователи базовой колесницы избегают приносить вред другим.

В махаяне это – суть практики бодхисаттвы,

А в Тайной мантре – важнейшая самайя семейства Ратны.

 

Вот как звучит обоснование этому: в этом мире

Для любого существа его жизнь – самое ценное, что только есть,

Потому нет большего преступления, чем эту жизнь отобрать.

И ни одна относительная добродетель не приносит большей заслуги,

Чем спасение живого существа и выкуп его жизни.

 

Потому, если ты желаешь счастья и добра,

Приложи силы и практикуй этот свободный от препятствий высший путь,

Подтвержденный текстами и доказательствами.

 

Пусть твое тело станет тебе примером:

Избегай всего, что могло бы навредить другим.

Сделай все, чтобы не убивать живых существ:

Птиц, рыб, дичь и скот, и даже крошечных насекомых.

И делай все, чтобы спасти жизни существ,

Защитить их от всякого страха.

 

Польза таких действий – за пределами всех представлений.

Это лучшая практика долгой жизни,

Это лучший ритуал для живущих или умерших,

Это моя главная практика принесения пользы другим.

 

Она рассеивает все внешние и внутренние беды и препятствия,

Спонтанно и легко создает благоприятные условия.

Вдохновленная благородным духом бодхичитты

И завершенная посвящением заслуг и молитвами-пожеланиями,

Практика эта приведет к полному Просветлению,

И обеспечит процветание для тебя и для других.

В этом нет никакого сомнения!

 

Те, чьи умы склонны к добродетели и накоплению заслуги,

Должны запрещать охоту и рыболовство на своей земле.

Некоторые птицы, например, гуси и журавли,

Побуждаемые своей кармой, совершают перелеты:

Осенью они тянутся к югу, а весной к северу.

Иногда, устав от полета, или сбившись с пути,

В смятении и страхе, они вынуждены садиться на землю.

 

В такие моменты не стреляй и не бросай в них камни,

Пытаясь убить их или причинить им вред!

Нужно их защитить, чтобы они смогли продолжить полет.

Помощь чувствующим существам, находящимся в отчаянном положении,

Ждущим внимания и заботы, приносит столько же заслуги,

Что и медитация о единстве пустоты и сострадания.

Так говорил блистательный владыка Атиша.

 

Ламы, чиновники, монахи, монахини, мужчины и женщины!

Везде, где можете, делайте все, что в ваших силах,

Чтобы освобождать животных и спасать их жизни,

И поощряйте других делать то же самое.

 

Везде, где так будут поступать,

Болезни среди людей и животных прекратятся,

Урожаи будут обильными, а продолжительность жизни – долгой.

Все будут наслаждаться счастьем и благополучием,

А во время смерти будут освобождены от вводящих в заблуждение переживаний,

Чтобы обрести превосходное рождение в чистых сферах.

Наконец, вне всякого сомнения,

Это приведет к высшему и совершенному состоянию Пробуждения.

 

И бодхисаттвами на пути.

Сейчас я кратко опишу пользу,

Которую приносит освобождение животных из неволи и выкуп их жизней.

 

Несомненно, спасение животных от убийства и смертельной опасности

С совершенно чистой мотивацией и правильным поведением, -  

Практика, которую должно выполнять

Всем последователям Будды Шакьямуни.

 

Многие сутры, тантры и комментарии

Подробно описывают возникающее из этого благо.

Не счесть тех ученых и реализованных учителей Индии и Тибета,

Кто обращался к ценности спасения живых существ.

Даже последователи базовой колесницы избегают приносить вред другим.

В махаяне это - суть практики бодхисаттвы,

А в Тайной мантре – важнейшая самайя семейства Ратны.

 

Вот как звучит обоснование этому: в этом мире

Для любого существа его жизнь самое ценное, что только есть,

Потому нет большего преступления, чем эту жизнь отобрать.

И ни одна относительная добродетель не приносит большей заслуги,

Чем спасение живого существа и выкуп его жизни.

 

Потому, если ты желаешь счастья и добра,

Приложи силы и практикуй этот свободный от препятствий высший путь,

Подтвержденный текстами и доказательствами.

 

Пусть твое тело станет тебе примером:

Избегай всего, что могло бы навредить другим.

Сделай все, чтобы не убивать живых существ:

Птиц, рыб, дичь и скот, и даже крошечных насекомых.

И делай все, чтобы спасти жизни существ,

Защитить их от всякого страха.

 

Польза таких действий – за пределами всех представлений.

Это лучшая практика долгой жизни,

Это лучший ритуал для живущих или умерших,

Это моя главная практика принесения пользы другим.

 

Она рассеивает все внешние и внутренние беды и препятствия,

Спонтанно и легко создает благоприятные условия.

Вдохновленная благородным духом бодхичитты

И  завершенная посвящением заслуг и молитвами-пожеланиями,

Практика эта приведет к полному Просветлению,

И обеспечит процветание для тебя и для других.

В этом нет никакого сомнения!

 

Те, чьи умы склонны к добродетели и накоплению заслуги,

Должны запрещать охоту и рыболовство на своей земле.

Некоторые птицы, например, гуси и журавли,

Побуждаемые своей кармой, совершают перелеты:

Осенью они тянутся к югу, а весной к северу.

Иногда, устав от полета, или сбившись с пути,

В смятении и страхе, они вынуждены садиться на землю.

 

В такие моменты не стреляй и не бросай в них камни,

Пытаясь убить их или причинить им вред!

Нужно их защитить, чтобы они смогли продолжить полет. 

Помощь чувствующим существам, находящимся в отчаянном положении,

Ждущим внимания и заботы, приносит столько же  заслуги,

Что и медитация о единстве пустоты и сострадания.

Так говорил блистательный владыка Атиша.

 

Ламы, чиновники, монахи, монахини, мужчины и женщины!

Везде, где можете,  делайте все, что в ваших силах,

Чтобы освобождать животных и спасать их жизни,

И поощряйте других делать то же самое.

 

Везде, где так будут поступать,

Болезни среди людей и животных прекратятся,

Урожаи будут обильными, а продолжительность жизни -  долгой.

Все будут наслаждаться счастьем и благополучием,

А во время смерти будут освобождены от вводящих в заблуждение переживаний,

Чтобы обрести превосходное рождение в чистых сферах.

Наконец, вне всякого сомнения, 

Это приведет к высшему и совершенному состоянию Пробуждения.

Перевод поэмы - www.torchinov.com

Источник