Гьетрул Джигме Ринпоче "Проблема соотношения аффекта и интеллекта в контексте буддийской культуры"

Гьетрул Джигме Ринпоче на факультете психологии МГУ

Встреча с Гьетрул Джигме Ринпоче "Проблема соотношения аффекта и интеллекта в контексте буддистской культуры. Культурно-исторический взгляд" состоялась на факультете Психологии МГУ им. Ломоносова 14.05.2012 в рамках XXVII-го заседания Московского общепсихологического семинара (под рук. Б.С.Братуся). Перевод: Филипп Барский.

Заключительное слово профессора Б.С. Братуся

Джигме Ринпоче "Застывшие эмоции"

Религия гуманизма

Мудрость и сострадание являются сущностью Буддадхармы. Являются они одновременно и сущностью гуманизма. Это делает буддизм и гу­манизм очень близкими понятиями. Мы даже можем назвать буддизм религией гуманизма, или человечности, подразумевая, что мудрость и сострадание жизненно необходимы всем и каж­дому, каждый может получить от них огромную пользу, сделав свою жизнь более осмысленной, наполненной и счастливой.

Свет мудрости и сострадания, направленный на застывшие эмоции

Когда позитивные качества мудрости и состра­дания начинают наконец глубоко проникать в поток нашего ума, вглубь нашего существа, они извлекают на поверхность то, что долгое время таилось в глубинах нашего сознания — застыв­шую часть наших эмоций. Это исключительно косная и инертная разновидность эмоции, ко­торые отказываются покидать нас, являясь в то же самое время предельно стойкими и неуло­вимыми.

Все мы имеем внутри себя психические со­ставляющие, которые не так легко выявить и обнажить, поскольку корни их чрезвычайно глубоки. Так, мы порой натыкаемся на весьма интенсивные эмоции, упорно избегающие на­шего внимания.

Эмоции, пребывающие в подобном застыв­шем состоянии, не так-тo легко растопить. До­биться этого можно, лишь открывшись и раз­вивая в себе мудрость и сострадание. Мудрость и сострадание являются источником света и тепла, способного достичь этих потаённых угол­ков нашего ума, самых закоснелых и застывших эмоций. То, чем мы обыкновенно занимаемся в своей повседневной жизни, необязательно по­рождает в нас мудрость и сострадание, Коль скоро это так, наши действия будут лишь усиливать стагнацию и затвердение подобных скрытых эмо­ций. Они будут чувствовать себя в ещё большей безопасности.

Порой нам кажется, что мы хорошо знаем себя. Знаем, как работать с собственными эмоциями. Пока в один прекрасный день мы вдруг не обнаруживаем всплывающую невесть отку­да «законсервированную» часть наш их эмо­ций, что ввергает нас в состояние шока.

Подобные скрытые эмоции либо созревают, когда наступает их время, ­- чего, быть может, придётся ждать очень и очень долго — или они созревают кармически, когда истекает время их стагнации. Возможно также и бо­лее прямое, непосредственное их созревание. Мудрость и сострадание как раз и являются тем методом, качеством или энергией, кото­рые напрямую работают с этими эмоциями. Чем больше мы развиваем в себе мудрость и сострадание, тем глубже и активнее они проникают в эти потаённые области, вызывая их таяние, что, в свою очередь, приводит к обна­жению скрытых эмоции.

Так, например, обстоит дело с нашей при­вычной речью, манерой общения. Мы настолько привыкли к этому, что не замечаем в своей речи никаких изъянов, но, как только мы начинаем упражняться в осознанности, во внимательном наблюдении за тем, как мы говорим, мы вдруг обнаруживаем, что речь наша, оказывается, мо­жет ранить других. Столь привычный нам стиль общения может быть грубым и обижать других людей; но это становится для нас очевидным лишь тогда, когда мы начинаем практиковать осознанность в процессе общения. Только когда мы пытаемся быть более мягкими в разговоре, мы внезапно явственно замечаем противоположное.

На пути бодхисаттвы даже взгляд, брошен­ный на другого человека, должен быть мягким, заботливым и сострадательным. Чем больше мы осознаём то, как мы смотрим на других людей, тем понятнее нам становится, что на са­мом деле мы смотрим на них довольно агрес­сивно или неискренне.

Когда мы начинаем глубже ценить и пони­мать сострадание, тогда мы открываем и всю глубину наших эмоций. Культивируя сострада­ние, мы можем увидеть, сколь «эмоциональна» наша эмоция: сильна, глубока и интенсивна или упорна и косна. Практика сострадания извлекает на свет наши скрытые эмоции, которые мы ина­че бы не обнаружили или старались бы всеми си­лами избегать.

 

Из книги "Путь воина. Учения просветлённого царя Гесара из Линга"  пер. с англ. А. Нариньяни — М.: 2010. - (Серия «Самадхи*).